Экс-глава европейского BBC Артем Лисс рассказал о личных границах

Фото: vpravda.ru
В ноябре в Волгограде проходил финал конкурса «ТЭФИ-регион 2019» на котором с мастер-классами выступали известные журналисты. Один из них Артём Лисс, экс-глава европейского департамента ВВС и действующий директор Flying Fox Media. Он рассказал, как работать журналистом и не сойти с ума. Спойлер: никак.

Об уходе с работы и миллениалах

В 1996 году я работал в программе «Взгляд», на тот момент с Сергеем Бодровым. Мне чуть меньше 20 лет. Я бойкий, наглый, уверенный в себе, работаю в здании телеканала «Вид» на Пушкинской площади. Возвращаюсь с командировки на Чукотку, монтирую материал, приношу его на планерку. Тогда главный редактор телестудии, Сергей Анатольевич Кушнерёв, смотрит мою кассету VHS, вытаскивает из плеера и выбрасывает ее в окно пятого этажа. 

То, что я тогда развернулся и ушёл с телекомпании, наверное, стало ее потерей. Не могу сказать, какого размера, но думаю, что смог бы в будущем что-то ей дать, чего не мог никто другой. 

Мне часто говорят: люди старшего поколения крепкие, они всё стерпят и не надо с ними носиться, а вот миллениалы, ранимые и требуют уважения.

Всё, о чем я рассказываю, больше применимо к англосаксонской модели управления, действующей в организации телеканала BBC. 

Смерть Королевы и рабочие алгоритмы

Какие действия я предпринимал, чтобы мои сотрудники, с одной стороны, хорошо работали, и комфортно себя чувствовали с другой? Начать бы хотелось с рассказом о том, чем я увлекаюсь больше всего — об авиации. Всё управление самолетом завязано на чеклистах — нужно процесс разложить на кучу шагов, которые надо проанализировать, иначе ничего никуда не полетит.

Как это связано с журналистикой, могу рассказать на примере того, как ВВС готовится к неизбежному — к смерти Королевы. Каждые четыре или шесть месяцев на канале проходят репетиции. Как это выглядит: есть некая студия, которая ни к чему не подключена, в ней есть ведущие и корреспонденты, выходящие в эфир из нее, есть четкое расписание и сценарий, который пересматривается раз в 4-6 месяцев. Эта модель доступна как для работников канала, так и любопытным пользователям интернета, можете сами посмотреть.

Такой же алгоритмический подход применим и к новостям. Да, это профессия творческая, но если этого не делать — возникает полный бардак.

Мы старались прописать возможные варианты действий и сделать их максимально прозрачными для всех — от уборщицы до главного редактора. Каждый имел право высказать свое мнение, и я делал на его основе выводы. 

Основатель компании, производящей клейкую ленту и канцелярию, как-то сказал: «для того, чтобы добиться успеха, надо нанять хороших работников и оставить их в покое». Раньше я, как молодой неопытный управленец, пытался вести демократичный режим работы, со всеми дружить и договариваться. Это не самый эффективный способ, как по мне. Значит, надо находить баланс.

Теннис, авиация и коммуникация

Самая главная проблема тех, с кем я общался во время своих поездок — это отсутствие коммуникации. С нами не разговаривают, не объясняют, что и почему от нас хотят, и как это сделать хорошо. Но дальше возникает вопрос: а какой же должна быть коммуникация? Как сделать так, чтобы с одной стороны грамотно разъяснить задание, а с другой дать им понять, что их мнение важно и ценно? 

Я для себя позаимствовал несколько приемов из книги «Внутренняя игра в теннис» Тимоти Голлви. Он был тренером по теннису во Флориде, основал теннисную академию, и в какой-то момент столкнулся с проблемой: студентов у стало больше, чем преподавателей. Тогда он перешел через дорогу в горнолыжную школу, нашел инструкторов и сказал: «Ваша задача — ни в коем случае не ударять ракеткой по мячу, ведь вы этого не умеете. Я хочу, чтобы вы задавали ученикам вопросы, и давали им возможность самим на них отвечать».

Мне кажется, такая метода эффективна.

Ты говоришь человеку: «Вот задача, которую, как мне кажется, ты должен выполнить. И вот как я буду измерять степень твоего успеха. Тебе же я предоставляю решить, как ты будешь к этому идти внутри определённой системы правил».  

В авиационной жизни есть такое правило: когда мы куда-то летим, мы каждые 15 минут проверяем самолёт изнутри: достаточно ли топлива, работает ли радио, в каком состоянии двигатель, не заблудились ли мы и что показывает наш высотомер. Если перевести это на язык управления, то топливо — дать сотрудникам всё необходимое, радио — уметь коммуницировать, двигатель — проверять, чтобы всё работало как должно, следить за данными, не забывать о направлении движения и высотомер — не уходить в поднебесье и не бронзоветь. 

Соцсети личные, в отличие от границ

На мой взгляд, у журналиста нет личных соцсетей. Это уже соцсети той организации, где он или она работает, потому что так или иначе, неизбежно ваше имя ассоциируется с местом работы.

С другой стороны, как это объяснить сотрудникам? На мой взгляд, стоит рассказать, как неудачный пост или твит скажется на репутации организации, а потом уже рикошетом скажется на нём самом. Тут уже срабатывает некий инстинкт самосохранения, и люди решают, что они готовы пожертвовать частью личной свободы в интернете. 

Если человек не принимает правила игры, в какой-то момент надо включать жесткость, но надо обосновать, почему ты ее применяешь на этом этапе. И что это будет означать для получателя этой жесткости. Если человеку на говорить: «Мы с тобой на берегу договорились вот так, по этим вот причинам», то у потерпевшей стороны будет меньше поводов на что-либо обижаться. Обиды неизбежны, ничего с этим не сделаешь. 

Поощрение и наказание

На ВВС финансовые методы поощрения и наказания не используются. Кроме этого, для многих людей, работающих в публичной среде, важно мнение аудитории. И чем больше ты показываешь сотруднику, что результат его работы привлек икс читателей и получил столько-то отзывов, тем качественнее похвала. Или можно давать коллегам возможность делать по работе то, что интересно им самим, с тем бюджетом, который они считают разумным. И наконец, как говорят, доброе слово и кошке приятно. 

Один умудренный опытом мужчина рассказывал, как писал от руки письма о том, как он им благодарен, и присылал их по почте. Для кого-то это прозвучит глупо. В общем, главное — показать, почему то, что кто-то сделал — хорошо, сказать спасибо и объяснить, за что благодарность. 

Недавно я был в компании музыковедов, они рассказали мне такую вещь. Они рассказывали, как один российский педагог, практикующий в Вене, сказала маленькой девочке: «Ты не станешь скрипачкой, у тебя слишком маленькая рука». А размер руки не зависит от нее, тут невозможно ничего сделать. Уж лучше давать отзыв не человеку, а делу. То есть не говорить, что кто-то глупый или ленивый, а рассказать, почему его ошибки плохи для общего дела. 

В конце лекции, когда подошло время обеда, слушатели окружили спикера для того, чтобы задать свои вопросы. Мы тоже протолкнулись в очередь и решили кое-что узнать:

— Как начальнику утвердиться в редакции, где сотрудники — его ровесники?

— Я всегда исходил из того, что возраст, цвет кожи, пол, количество рук и ног не имею никакого значения. Вот есть определенная структура, в которой работают люди 60 лет, лауреаты всевозможных премий, и тут я, сорокалетний, начинаю учить их жизни. А с другой стороны, там были те, кому меньше 20, и они думают, что уже всё умеют и знают, и тут сорокалетний старпёр им объясняет, что делать. Единственный способ снять напряжение — вынести возраст за скобки. Если говорить о том, что сотрудник делает, а не о его личности, то можно прийти к согласию.

— Какие редакционные задачи можно делегировать, а какие нельзя?

— Задача главного редактора в том, чтобы определить стратегию, определить, что хорошо, что плохо и производить действия с коллективом. Задача выпускающего редактора — в том, чтобы вычитывать тексты. И если главред начинает читать тексты и править запятые, то он или она неправильно делает свою работу.

— Как понять, насколько хорошо сделана работа?

— Раз в несколько месяцев проводятся анонимные онлайн опросы для сотрудников, чтобы оценить работу руководителя. Для меня это важно, ведь я вижу, что они обо мне думают. К тому же я старался вживую случайно отобранным людям спрашивать, чего им не хватает в моё стиле руководства что я делаю избыточно. Совсем не факт, что я делал то, что они говорили, но послушать было полезно. Снимает с пьедестала, так сказать. Третье — это успех дела. Если мы знаем, как мы измеряем успех — в посетителях, во времени прослушивания, то и определиться намного проще. Чем чаще ты говоришь с подчиненными о том, какой ты управленец, тем лучше.

— Можно ли стать журналистом без профильного образования?

— Конечно, можно. Я очень благодарен московскому журфаку, но знания оттуда не имели для меня ничего общего с реальной жизнью. ( В этот момент аудитория одобрительно зааплодировала — прим. ред. ) Но это было в конце девяностых, сейчас не могу говорить о качестве образования.

— Какими качествами должен обладать рядовой журналист для того, чтобы стать хорошим главным редактором?

— Мне кажется, трудолюбие, живой интерес к своему роду деятельности. Если у человека горят глаза — у него или у нее всё получится. Если глаза не горят, но есть потрясающая техника и навыки, то ничего не получится. Не бронзоветь, не превращаться в статую самому себе и, простите, просто пахать.

— Ваша лекция называется «как работать журналистом и не сойти с ума», но вы больше говорили о позиции главреда в процессе работы. А как же сотрудникам уживаться с трудным начальством?

— Единого ответа нет, все люди разные. Но как по мне, самый эффективный способ ужиться с трудными людьми — научиться задавать вопрос «а почему?» и попытаться понять, что ими движет. С другой стороны, в западных организациях есть опыт общения с HR-ом. У меня была руководитель, потрясающая женщина, но внутри у нее атомный реактор. И она слова не выбирала никогда. Думаю, у нас с ней наладился диалог, когда я набрался смелости сказать «дорогая, вот то, что ты делаешь, мне от этого плохо, потому что… и я не могу спокойно делать свою работу. Вместо этого мне нужно, чтобы ты…». Возможно, после этого она изменила своё отношение ко мне и даже немного зауважала. 

— Что в медиа важнее: погоня за аудиторией через кликбейты, или достоверная подача информация, но не всегда интересная читателю?

— Это же настолько очевидно. Мне кажется, кликбейт — это как кокаин. Тебе сначала хорошо, а потом ты умираешь в канаве. А достоверная, но не совсем интересная подача информации — она как брокколи. Полезно, но безвкусно. Фишка в том, чтобы как раз научиться вкусно готовить брокколи.

Анастасия Сметанникова. © Фото: ИД «Волгоградская правда» / Сергей Каширский.

нет

Новости СМИ2
 
По теме
 
семья - Газета Борьба Кто сегодня сходу скажет, кто такой деверь, свояк или кум? В лучшем случае познания о том, как назвать многочисленную родню, ограничиваются самым ближним кругом — родители, бабушки-дедушки, дяди и тети.

07.12.2019
 
 
Верховный суд России подтвердил, что предприятие было законно привлечено к ответственности за выпуск колбасы, которая не соответствовала требованиям технических регламентов.
07.12.2019 Газета Волгоградская правда
Инцидент произошел накануне ночью в Центральном районе. Мужчина в одних лишь брюках и футболке несколько раз ногами и руками ударил фасадную плитку одного из магазинов, который находится на улице Невской.
07.12.2019 Газета Вечерний Волгоград
Волгоградский Исторический парк «Россия-Моя история» 13 декабря приглашает всех желающих бесплатно проверить свои знания по истории России в рамках традиционной международной образовательной акции «Тест по истории Отечества».
06.12.2019 Газета Борьба
Он пережил разные эпохи и был возрожден в современной России. В Историческом музее, в Москве, через пару дней откроется выставка, на которой представлен сам Знак ордена Св.
05.12.2019 Газета Борьба
​Малая спортивная база на стадионе «Урожай» в поселке в р.п. Городище площадью 800 квадратных метров позволит заниматься здесь футболом, волейболом и баскетболом.
07.12.2019 Газета Волгоградская правда
Верховный суд России подтвердил, что предприятие было законно привлечено к ответственности за выпуск колбасы, которая не соответствовала требованиям технических регламентов.
07.12.2019 Газета Волгоградская правда